О компенсации морального вреда за нарушение права на общение с ребёнком

О компенсации морального вреда за нарушение права на общение с ребёнком
29 мая / 2014

8 апреля 2014 Верховный суд РФ принял Определение № 45-КГ 13-22, в котором рассматривается вопрос о возможности компенсации морального вреда за нарушение права на общение с ребенком.

Суды первой и апелляционной инстанции поддержали требование бабушки и дедушки о компенсации морального вреда в связи с чинимыми ответчиком препятствиями в общении с внуком. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила судебные акты, приняла новое решение, которым отказала в удовлетворении исковых требований.

Аргументы:

- действующее гражданское законодательство не относит к случаям, при которых подлежит взысканию компенсация морального вреда, нарушение права на общение с ребенком;

- право на общение с ребёнком устанавливается Семейным кодексом РФ, который не относит право на общение с ребёнком к личным неимущественным правам родителей и других родственников.

- «для защиты каждого конкретного права законодательством предусмотрены определённые механизмы, которые не могут заменяться другими, хоть и схожими, по желанию граждан».

Отсюда можно сделать вывод, что истцам отказано в удовлетворении их требований в связи с неправильно выбранным способом защиты. Коллегия описала и надлежащий способ защиты: обязание родителя органом опеки и попечительства не препятствовать общению близких родственников с ребёнком. В случае неисполнения решения, близкие родственники вправе обратиться в суд с иском об устранении препятствий к общению с ребёнком (ст. 67 Семейного кодекса РФ).

Из самого Определения следует, что ответчиком неоднократно срывался график общения истцов с внуком, предусмотренный мировым соглашением, утвержденным судебным актом. Следовательно, надлежащий способ защиты уже использовался истцами, и его реализация не привела к достижению результата — полноценной реализации истцами права на общение с внуком.

Эффективность принудительного исполнения мирового соглашения также сомнительна. Получается, что бабушка с дедушкой должны зависеть от судебного пристава, который часто бывает «очень сильно занят». Штраф, который может быть наложен на нарушителя, взыскивается в пользу казны, а не в пользу лиц, права которых нарушаются.

Небесспорным представляется отказ Коллегии в признании права на общение с ребенком личным неимущественным правом. Право на общение прямо предусмотрено ст. 67 Семейного кодекса РФ. При этом согласно ст. 2 Семейного кодекса РФ семейное законодательство регулирует личные неимущественные и имущественные отношения. Если право на общение с ребенком не личное неимущественное, то какое оно и почему регулируется семейным законодательством?

Если право на общение с ребенком — личное неимущественное право, тогда отказ Коллегии в удовлетворении требований нельзя признать обоснованным. Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Статья 151 ГК РФ предусматривает две группы случаев, когда может быть взыскан моральный вред:

-причинение вреда действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на нематериальные блага;

-другие случаи, предусмотренные законом.

В данном случае вред был причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права — право дедушки и бабушки на общение с ребёнком (ст. 67 Семейного кодекса РФ), поэтому взыскание морального вреда на основании ст. 151 ГК РФ возможно.

Если после прочтения у Вас появились вопросы или желание обратиться за услугами к нашему специалисту: сюда, Вы попадете в хорошие руки. Наша адвокатская контора имеет лучших специалистов с многолетним положительным опытом защиты своих клиентов в судах.

Если Вам понравилась эта статья, поделитесь ею с друзьями: